Фотографии Ульяновска - Валерий Романов

Limited Edition Photograph / фотографии Ульяновска ограниченного тиража

Previous Entry Share Next Entry
Швейцария "ДО". Часть 2 - Switzerland. Part 2
valeryromanov


Содержание / Contents:

1. Швейцария "ДО". Часть 1 - Switzerland. Part 1
2. Швейцария "ДО". Часть 2 - Switzerland. Part 2



О языках

Иногда мне кажется, что Владимир Ильич Ленин уже в детстве знал, что ему придется немало времени провести в Швейцарии.

Помню, в детстве я читал книжку, в которой говорилось о том, что каждый день маленький Володя говорил с мамой на разных языках - французском, немецком, латыни… Я недоумевал тогда – ну зачем знать эту кучу языков, а особенно латынь? Теперь я знаю – причина в Швейцарии.

01.


Например, в Швейцарских Альпах есть городок Интерлакен. Оригинальное его название Inter lacus переводится с латыни как «между озёрами», по-русски - Межозерск. И озера есть – с одной стороны Тунское, с другой – Бриенцское. Только вот незадача – озера-то зовутся Thunersee и Brienzersee. Никакой латыни, чистый немецкий. Как здесь обойтись без знания языков?

02.


Ну и еще. Решил бы Владимир Ильич в наши дни поехать из Женевы в Цюрих. Скажем, на машине. Выехал бы на трассу, включил радио… Вокруг французские ароматы, надписи Sortie у каждого выезда с дороги. Потом длинный тоннель под горой, радио шипит явно нефранцузскими звуками, тот самый свет в конце тоннеля и… И ничего! Не возникло бы для Ленина при попадании в немецко-говорящую часть Швейцарии никакого языкового барьера. Ни от табличек Ausfahrt, сменивших ласкающие глаз француза Sortie, ни от радио, говорящего на немецком. А почему?

03.


А потому что к любым поездкам за границу надо готовиться заранее. Например, как, возможно, делал Владимир Ильич!

О вокзалах.

Все вокзалы в чем-то похожи между собой. Причем, мы говорим не про их внешний вид и интерьер, а про внутреннее «я», про фрейдовское «бессознательное».

Например, есть в Москве Казанский вокзал. Настоящий вокзал, с электричками, поездами и без всяких там аэроэкспрессов. Вокзал, как я уже сказал ранее, московский. И внутри вокзала – та же Москва. Смешение наций, множество приезжих из бывших союзных республик. В общем, интернациональный такой вокзал. А за несколько тысяч километров от него, в самом центре Европы, в Женеве, стоит другой вокзал. На его привокзальной площади, в отличие от площади трех вокзалов, совершенно не чувствуется влияния выходцев из экс-республик СССР. Зато ощущается близость Франции. Только не той Франции, про которую мы читали в детстве - с тремя мушкетерами и Жюлем Верном, - а сегодняшней, со всей ее полиэтничностью и толерантностью к своим бывшим колониям. В общем, хоть и Швейцария, а ощущается что-то общее. Общее с Казанским вокзалом.

04.


Или вот, допустим, Белорусский или Павелецкий вокзал. С него москвичи и гости столицы ездят на аэроэкспрессах в аэропорты Шереметьево и Домодедово, откуда уже улетают во всякие заграницы, ну и, конечно, по России. Все начинается с отдельного входа. Сразу же возникает подсознательное ощущение, что Москва осталась там, по ту сторону дверей. А ты уже в другом мире – мире почти-европейских ценностей. Даже обертки на пол бросать как-то неудобно. Почти как в Швейцарии. В Цюрихе входишь в их Банхоф (да-да, не стоит забывать, что Цюрих – это почти Германия, а банхоф – это вокзал по-немецки). Нет никакой тебе французской мультикультурности. Все чинно и строго – как будто ты не на вокзале, а в магазине швейцарских часов. Или швейцарских сыров – без разницы. В общем, полное ощущение заграницы в стиле мечтательного сына турецкоподданного О. Бендера…

05.


Есть все-таки в вокзалах какие-то параллели. Ездили мы как-то на замечательном трехколейном поезде в горы. Туда, где расположен вокзал Юнгфрауйох, о котором говорят, что он самый высокогорный вокзал Европы. А рядом с ним обсерватория «Сфинкс», та самая, где снимали фильм про Джеймса Бонда «На секретной службе ее Величества». Замечательное, скажу я вам, место. Чувствуются какие-то свои, особые эмоции. Не думается ни о Москве, ни о Цюрихе с Женевой. Стоишь ты на перроне, а вокруг тебя горы, джеймсы бонды и прочий адреналин…

06.


А через две недели в одном провинциальном городе на реке Волге судьба снова забрасывает тебя на вокзал. Где встречает тебя не реклама часов «Ролекс», а простой мужик Фёдорыч, которому поручили проследить, чтобы ты сотоварищи не навернулся с крыши вагона, пока вы там снимаете своего промосковского «Джеймса Бонда». А ты идешь по крыше этого вагона и думаешь – лишь бы маневровый тепловоз по ошибке тебя куда не увез. И вновь не думается ни о Цюрихе, ни о Москве…

07.


Так что, видимо, и в правду, все вокзалы в чем-то между собой похожи.

О швейцарцах

В Швейцарии как-то не принято праздновать День победы. Ну да, Швейцария, нейтралитет. Может, религиозные войны, связанные с Реформацией их чему-то научили, не знаю. Но не об этом речь.

Были мы в Женеве. Скажу я вам, 9 мая в Женеве – это совсем не 9 мая в Москве или любом другом российском городе. Утром в Женеве не проходят парады, а вечером женевцы не собираются на берег Женевского озера смотреть салют. Может, конечно, в этом году парад у них отменили из-за весеннего дождика, а салют заменили фонтаном, вздымающим воды того самого Женевского озера на 140-метровую высоту. Но все же, мне кажется, дело в нейтралитете.

08.


В общем, как бы то ни было, и в будний-то день фуражка офицера советской армии, мелькающая среди посетителей летней беседки кафе, вызывает немалое удивление, что уж тут говорить о 9 мая. Получается, что некоторые швейцарцы все же чтут день победы? Ну да, а что тут такого? Ну, может, не совсем швейцарцы, скорее, бельгийцы. А уж если быть совсем точными, то молдаване. Знакомимся. Простой парень из республики Молдовы, лет 10 назад переехал жить в Бельгию. Там влился в постсоветскую диаспору, научился русскому языку. А сейчас приехал навестить свою сестру – хозяйку того самого кафе, где есть та самая летняя беседка, в которой мы и сидим с хозяином фуражки. Ну, так получилось – не могли же мы пройти мимо! Тем временем очаровательная хозяйка по имени Алеся угощает нас за счет заведения бокалом пива.

В итоге за неспешной беседой наступает 10 мая, и мы – гости заведения, - нежданно-негаданно узнаем, что есть еще один повод этой интернациональной встречи - день рождения еще одной нашей собеседницы. Мы с ней почти земляки. Она из Николаева, а у меня родственники в Херсоне. Посреди швейцарского кафе подобно 140-метровому женевскому фонтану взмывает вверх шампанское, смешивающееся с лепестками роз. Наш друг в офицерской фуражке вносит великолепный торт со свечами. Почуяв сладкое, к нашей компании прибиваются три веселых француза с настоящей гармошкой.

09.


Наступает настоящий русский вечер в Женеве – с гармонью, медведями и французами. Все как у Пушкина, не хватает только Кузнецкого моста.

Но все это Женева. А вот в Цюрихе швейцарцы совсем другие. Ну как другие - обычные люди, эти швейцарцы.

10.


Чем-то, наверное, и на нас с вами похожи.


  • 1
интересно показали!)

замечательный пост, спасибо!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account